четверг, 4 ноября 2010 г.

Основы современной теории цивилизаций с точки зрения политической экономии


Введение

Первичной ячейкой организации общества, клеточкой, кирпичиком, из которых строится вся его структура, является семья.


Именно здесь осуществляется воспроизводство главного атома всего общественного мироздания — человека, формируется его биосоциальный генотип, потребляется большая часть созданного конечного продукта. Распад семьи, уменьшение ее роли в обществе является важнейшим признаком кризиса, поразившего общество, всю цивилизацию.
Второй уровень представляют объединения людей. Они могут создаваться либо для совместного проживания (деревни, города), либо для совместной производственной деятельности (предприятия, учреждения) или же совместной общественнополитической деятельности (профсоюзы, политические партии и т. п.).
Третий уровень составляют этносы, нации. Хотя по характеру эти формы взаимодействия людей, проживающих на более или менее обширной территории, различны, но они имеют схожие структурирующие признаки — общность языка, уклада жизни, традиций, исторического опыта, верований.
Четвертый уровень — государства, объединяющие несколько этносов или наций и имеющие характерные, общепризнанные институты — границы, государственную власть, гражданство, экономическое и культурное пространство, свою историю.
Наконец, пятым, высшим элементом в структуре общества является цивилизация, объединяющая все человечество, находящееся на определенной ступени развития, или его крупную составную часть.
Цивилизации могут совпадать с границами государства, но происходит это далеко не всегда. Главное в цивилизации — определенная система ценностей, выработанная и подкрепленная длительным историческим опытом, общими или близкими условиями существования и развития.

1 Понятия и виды цивилизаций

1.1 Появление термина

Одним из первых понятие «цивилизация» в научный оборот ввёл философ Адам Фергюсон, который подразумевал под термином стадию в развитии человеческого общества, характеризующуюся существованием общественных классов, а также городов, письменности и других подобных явлений. Предложенная шотландским учёным стадиальная периодизация мировой истории (дикость —варварство— цивилизация) пользовалась поддержкой в научных кругах в конце XVIII — начале XIX века[1], но с ростом популярности в конце XIX — начале XX века плюрально-циклического подхода к истории, под общим понятием «цивилизации» стали также подразумеваться «локальные цивилизации»[1].
Попытку установить время появления термина одним из первых предпринял французский историк Люсьен Февр. В своей работе «Цивилизация: эволюция слова и группы идей» учёный пришёл к выводу, что впервые термин в напечатанном виде появляется в работе «Древность, разоблаченная в своих обычаях» (1766) французского инженера Буланже.
Данная книга увидела свет уже после смерти автора и к тому же не в изначальном варианте, а уже с существенной корректурой, внесённой бароном Гольбахом — известным в ту эпоху автором неологизмов. Авторство Гольбаха кажется Февру ещё более вероятным в свете того, что Буланже в своей работе упомянул термин единожды, Гольбах же не однократно использовал понятия «цивилизация», «цивилизовать», «цивилизованный» и в своих работах «Система общества» и «Система природы». С этого времени термин входит в научный оборот, а в 1798 году он впервые попадает в «Словарь Академии»[2].
Швейцарский историк культуры Жан Старобинский в своём исследовании не упоминает ни Буланже, ни Гольбаха. По его мнению, авторство термина «цивилизация» принадлежит Виктору Мирабо и его труду «Друг человечества» (1757)[3].
Тем не менее оба автора отмечают, что до приобретения термином социально-культурного значения (как стадии культуры, противопоставленной дикости и варварству) оно имело юридическое значение — судебное решение, которое переводит уголовный процесс в разряд процессов гражданских — которое со временем было утрачено.
Французский лингвист Эмиль Бенвенист также отдал пальму первенства в использовании термина маркизу де Мирабо и вслед за Февром обратил внимание, что существительное civilisation появилось относительно поздно, в то время как глагол civiliser («смягчать нравы, просвещать») и прилагательное от причастия civilisé («благовоспитанный, просвещённый») употреблялись к тому времени уже давно. Подобное явление учёный объяснил слабой (на то время) продуктивностью класса абстрактных существительных технического характера: слова с окончанием на -isation были мало распространены и их количество возрастало медленно (существовали только слова fertilisation «удобрение почвы», thésaurisation «накопление денег, тезаврация», temporisation «выжидание, выгадывание времени», organisation «организация». Из этого небольшого количества лишь у слов organisation и civilisation произошёл переход к значению «состояния», тогда как остальные сохранили значение исключительно «действия»).[4]
Такую же эволюция (от юридического значения к социальному) слово проходило и в Англии, однако там в печатном издании оно появилось спустя пятнадцать лет после публикации книги Мирабо (1772). Тем не менее обстоятельства упоминания этого слова указывают на то, что слово ещё ранее вошло в обиход, что также объясняет быстроту его дальнейшего распространения. Исследование Бенвениста указывает на то, что появление слова civilization (разница в одной букве) в Великобритании было практически синхронным. В научный оборот его ввёл шотландский философ Адам Фергюсон, автор сочинения «An Essay on the History of Civil Society» (в русс. пер. «Опыт истории гражданского общества») (1767), где уже на второй странице отметил[5]:
« Путь от младенчества к зрелости проделывает не только каждый отдельный индивид, но и сам род человеческий, движущийся от дикости к цивилизации.»
И хотя Бенвенист оставил открытым вопрос об авторстве термина, о возможном заимствовании Фергюсоном понятия из французского лексикона или из ранних трудов его коллег, именно шотландский учёный впервые использовал понятие «цивилизация» в теоретической периодизации мировой истории, где противопоставил его дикости и варварству. С этого времени судьба данного термина тесно переплелась с развитием историософской мысли в Европе.
1.2 Термин "Цивилизация"
Термин «цивилизация» (от лат. civilis — гражданский, государственный, политический, достойный гражданина) был введен в научный оборот французскими просветителями для обозначения гражданского общества, в котором царствует свобода, справедливость, правовой строй. Впервые слово «цивилизация» встречается в «Друге людей» Мирабо (1756). В своем трактате о цивилизации Мирабо пишет: «Если бы я спросил у большинства, в чем состоит цивилизация, то ответили бы: цивилизация есть смягчение нравов, учтивость, вежливость и знания, распространяемые для того, чтобы соблюдать правила приличий и чтобы эти правила играли роль законов общежития, — все это являет лишь маску добродетели, а не ее лицо. Цивилизация ничего не совершает для общества, если она не дает ему основы и формы добродетели». Таким образом, термин цивилизация был введен в обществознание для обозначения некоторой качественной характеристики общества, уровня его развития. Такая трактовка цивилизации не утратила своего значения и продолжает сохраняться в современном обществознании. Отечественный историк Ю.Н. Яковец определяет «цивилизацию как качественный этап в истории общества, характеризующийся определенным уровнем развития самого человека, технологической и экономической базы общества, социально-политических отношений и духовного мира»[6].
Однако уже у Мирабо понятие «цивилизация» характеризует не только определенный этап развития общества, но и несет в себе оценочное значение, т. е. указывает на то, какое общество достойно называться «цивилизацией». Мирабо и другие французские просветители исходили из нравственной оценки общественного развития. Для них цивилизация — это прежде всего определенный уровень нравственного развития человечества, этап реализации не мнимой, а подлинной добродетели. Вместе с тем в обществознании широкое распространение получила трактовка цивилизации как определенного, достаточно высокого уровня духовно-культурных и технологических достижений общества, социального и политического развития и т. д. В словаре «Американское наследие» цивилизация истолковывается как продвинутое состояние интеллектуального, культурного и материального развития в человеческом обществе, отмеченное прогрессом в искусствах и науках, интенсивным использованием письменности, появлением комплекса политических и социальных институтов.
В соответствии с такой трактовкой понятие цивилизации впервые применяется по отношению к историческому периоду, пришедшему на смену первобытному обществу. «Древние цивилизации — это цивилизации, некое единство, противостоящее тому, чтя цивилизацией не является, доклассовому и догосударственному, догородскому и догражданскому, наконец, что очень важно, дописьменному состоянию общества и культуры», — отмечали известные российские культурологи С.С. Аверинцев и Г.М. Бонгард-Левин. Л. Морган и Ф. Энгельс рассматривали цивилизацию как стадию развития общества, наступившую за дикостью и варварством.
Становление цивилизации связано с достаточно высоким уровнем разделения труда, формированием классовой структуры общества, образованием государства и иных политических и правовых институтов власти, развитием письменных форм культуры, системы мер и весов, развитой общей религией и т. д.
Такому истолкованию понятия цивилизации не противоречит и ее понимание как характеристики конкретного типа культуры и общества. Цивилизация с позиций этого подхода — это конкретный социокультурный феномен, ограниченный определенными пространственно-временными рамками и имеющий четко выраженные параметры духовного (технологического) экономического и политического развития.
На основе всех этих подходов можно дать такую обобщенную характеристику цивилизации. Цивилизации — это крупные целостные социокультурные системы со своими закономерностями, которые не сводятся к закономерностям функционирования государств, наций, социальных групп.
Цивилизация как целостная система включает в себя различные элементы (религию, экономическую, политическую, социальную организацию, систему образования и воспитания и т. д.), которые согласованы друг с другом и тесно взаимосвязаны. Каждый элемент этой системы несет в себе печать своеобразия той или иной цивилизации. Это своеобразие весьма устойчиво. И хотя под влиянием определенных внешних и внутренних воздействий в цивилизации происходят определенные изменения, их некая основа, внутреннее ядро остается неизменным. Следовательно, каждая цивилизация самобытна, живет своей жизнью, имеет свою историческую судьбу, свои институты и ценности. В процессе функционирования цивилизации происходит реализация единства духовной жизни крупной социальной общности в исторической преемственности на определенной территории и дифференциация культурной жизни в тех же рамках места и времени. Определенность цивилизации придает духовный фактор — своеобразный склад психической жизни, воплощающий в особенностях культуры: ценностей, норм, обычаев и традиций, культурных образцов и т. д. Взаимодействуя друг с другом, цивилизации не теряют собственной уникальности, возможные заимствования каких-либо элементов из других цивилизаций могут лишь ускорить или замедлить, обогатить или обеднить их.
Цивилизация не совпадает с формацией, поскольку реализует как собственную преемственность во времени и пространстве, так и связь с другими цивилизациями. В отличие от формационного деления общества, связанного с производственно-экономическими отношениями, отношениями собственности, цивилизационное деление связывается с особенностями культуры.[7]
В развитии цивилизаций можно проследить некоторые общие функциональные черты:
  • Каждая цивилизация имеет свой логический центр, в котором популяционнные признаки выражены наиболее четко. Ослабление соционормативных признаков к периферии популяционного поля создает там условия для рождения новых соционормативных принципов. Их появление можно рассматривать как своего рода суциальные мутации, которые могут проявляться как на общественном, так и на политическом или идеологическом уровнях. Поэтому цивилизация стремится унифицировать популяционное поле, ликвидировав мутации. Кризисные явления в процессе роста цивилизации могут вызвать разрастание периферийных мутаций и использование их для корректировки или перестройки цивилизационной социанорматики.
  • Вторичные цивилизации образуются на стадии зрелости социополитической системы. Этническая культура занимает в них уже таксономически низший уровень. Объединяющим началом выступает не только социально-политическое поле, которое подвергается перестройке при возникновении вторичной цивилизации, но и зрелая идеологическая система.
  • Характерным признаком цивилизации, как и всякой популяции, является тенденция к максимальному расширению, то есть распространению своих соционормативных принципов, основанного на них образа жизни и достижений культуры. Пределы расширению цивилизации ставят естественные препятствия: географические рубежи; ландшафтные зоны с иной экосистемой, заселенные приспособленными к ней этническими группами; сопротивление соседней цивилизации. Достигнув своих пределов, цивилизация обращается на путь внутренней унификации популяционного поля. Здесь прослеживается тенденция объединения цивилизации в единую политическую систему, складывания “мировой” державы. Иногда эта тенденция выражается в долгих внутренних войнах, укрепляющих не одно государство-победитель, а несколько, составляющих сбалансированную систему политических противовесов в рамках одной цивилизации. В социальном отношении политическое объединение ведет цивилизацию по пути превращения в единый социально-политический организм.
  • «Ключевым звеном социального поля цивилизации, играющим связующую роль, является город. Его типология обусловлена системой социальных связей, определяющих социальное поле цивилизации. Соответственно, характер городской монументальной архитектуры зависит от господствующей соционормативной культуры»[8].
  • Каждая цивилизация образует единое информационное поле, которое требует общего (международного) языка и письменности.
  • В культуре цивилизации может быть выделено два таксономических уровня. Цивилизация выступает в форме связей более высокого порядка, чем общинные, - в форме вождеств или государств. Господствующий класс в такой общественной системе является носителем цивилизационной соционорматики. Ориентация системы его ценностей и культуры определяет таксономический уровень цивилизации. В то же время подчиненные, ведомые классы (народ) более консервативны и поэтому в большей степени ориентированы на традиционные ценности и этнический уровень культуры.
  • Каждая цивилизация в процессе роста создает вокруг себя зону влияния в виде внешнего популяционного социокультурного поля. Это поле стимулирует общественные процессы у окружающих цивилизацию этносов, способствуя формированию у них племен как социально-потестарных организаций и их союзов.
  • Культивируемые цивилизацией потестарно-политические институты выполняют функцию орудий популяционного соционормативного регулирования. Во-первых, с их помощью осуществляется экстенсивный рост, то есть расширение цивилизации (завоевание и защита рубежей). Во-вторых, они облегчают унификацию соционормативных принципов внутри популяционного поля цивилизации, что проявляется в тенденции цивилизаций принимать форму “империй” или “мировых” держав, то есть объединяться в возможно более обширную политическую форму. В-третьих, в случае нужды они обеспечивают интенсивный рост цивилизации, то есть качественную трансформацию (перестройку) ее соционормативных признаков.
  • Каждая цивилизация формирует общую религиозно-этическую систему, в традициях и принципах которой закодированы ее соционормативные принципы. Такая идеологическая система играет роль еще одного инструмента популяционного функционирования наряду с политической системой и поэтому может объединяться с последней.
  • Каждая цивилизация развивается в уникальных условиях, определяющихся взаимодействием накопленного ею экономического, соционормативного и культурного потенциала с природным ландшафтом и историческим окружением в виде этнической среды и соседних цивилизаций. Изменение равновесия между цивилизацией и окружающей ее средой возможно как изнутри (например, в результате демографического роста), так и извне, вследствие качественных перемен в ландшафте, климате, сдвигах в историческом окружении. Возможны два варианта “ответа” цивилизации на “вызов” извне в виде такого изменения сложившегося баланса. Прежде всего, цивилизация приводит в движение политический и идеологический инструмент внешнего расширения с целью обороны и завоевания. В случае же неудачи на первом пути, она использует те же инструменты для реформирования соционормативных принципов, политической системы и религиозной идеологии.
  • Интенсификация внешней торговли служит добавочным, вспомогательным способом ослабления диссонанса между цивилизацией и внешней средой. Торговые (экономические) связи до эпохи Новой истории являются запасным инструментом внешней экспансии и внутрипопуляционного унифицирования.
  • Этапы развития цивилизации внешне похожи на три фазы развития биологического организма: рост - расцвет - упадок. Поэтому современные теоретики вслед за античными распространили этапы жизни человека (детство - зрелость - старость или детство - юность - зрелость - старость) на общественные организмы. Однако механизм их развития иной, чем у биологических организмов.
  • Цивилизации не приходят в упадок в результате спонтанного внутреннего развития, ничего не оставляя после себя. Любые концепции замкнутых цивилизаций неисторичны. В столкновении с внешней средой цивилизации могут либо погибнуть, либо победить, либо деформироваться, сохранив свою основу, либо столь качественно изменить свои соционормативные принципы и производную от них систему ценностей, что превращаются в цивилизации второго порядка (вторичные). Поэтому полный цикл развития цивилизаций предполагает четыре фазы: возникновение - рост (расширение) - расцвет (совершенствование) - перестройка. Развитие цивилизаций может быть прервано или деформировано на каждом из ее этапов. Но особенно следует обратить внимание на последний из них. То, что современные исследователи зачастую воспринимают как кризис и упадок цивилизации, является по сути ее перестройской и рождением нового качества - вторичной цивилизации.
  • Прогрессивность” одних цивилизаций по сравнению с другими определяется характером структурного соотношения коллективного и индивидуального начал в их соционормативной культуре. Общественная организация, создающая лучшие условия для развития индивидуальных способностей (часто это выражается в степени индивидуальной свободы), выступает в роли более “прогрессивной”, так как содержит в себе более высокий потенциал для развития (производительных сил, познания природы и закономерностей развития общества, искусства). Поэтому в процессе исторического развития человечества в роли ведущей, более прогрессивной на данный момент, цивилизации (определяющей “лицо” данного этапа-стадии общественного развития) выступает то одна, то другая локальная цивилизация»[9]

1.3 Виды

Цивилизации рассматриваются в трехмерном пространственно-временном разрезе.
  • глобальная цивилизация — часть (или все) человечество, достигшая уровня цивилизационного развития и проходящая определенные ступени, фазы жизненного цикла;
  • локальные цивилизации как важнейшие составные части глобального сообщества, различающиеся по системе цивилизационных ценностей, условиям обитания и деятельности, историческому опыту. Они также проходят через определенные этапы исторического пути — смену поколений локальных цивилизаций и фаз жизненного циклакаждой цивилизации и каждого их поколения;
  • мировые цивилизации как крупные этапы развития глобальной цивилизации и циклы поколений локальных цивилизаций, эпохи в развитии человечества как единой мегасистемы.
Каждый из перечисленных видов цивилизаций выполняет свою функцию в процессе формирования и динамики цивилизаций. В начальной стадии (после неолитической революции) возникает узкое поле глобальной цивилизации. Оно постепенно расширяется, происходит его дифференциация на локальные цивилизации. С течением времени их число возрастает, а состав в общем историческом потоке динамики глобальной цивилизации меняется. Система цивилизаций непрерывно эволюционизирует, периодически происходят качественные скачки в ее развитии, находящие выражение в смене мировых цивилизаций и поколений локальных цивилизаций.[10]

2 Соотношение мировых, локальных и глобальных цивилизаций

2.1 Взаимодействие цивилизаций

С момента возникновения локальных цивилизаций свыше 5 тысячелетий назад важнейшим направлением мировой истории является взаимодействие цивилизаций, осуществляемое в различных формах - от противостояния и военных столкновений до диалога, сотрудничества и партнерства.
Мир локальных цивилизаций не только разнообразен и изменчив. Его отличают чрезвычайная широта и богатство взаимодействий — от противостояния и конфликтов до сотрудничества и партнерства. Выделяются следующие формы взаимодействия цивилизаций:
  • столкновение цивилизаций — вооруженный конфликт на разных уровнях, от мировой до региональной войны. Оно может завершиться либо установлением нового равновесия между воюющими государствами, либо покорением или уничтожением потерпевшей поражение цивилизации, уходом ее с исторической арены, с включением ее остатков в состав цивилизации-победителя (как это случилось, например, с включением персидской цивилизации в состав мусульманской или гибелью древнеамериканских культур);
  • противостояние, противоборство цивилизаций в геоцивилизационном пространстве, которое может длиться столетиями, иной раз перерастая в конфликты;
  • диалог между цивилизациями в различных аспектах, постепенно расширяющий взаимопонимание между ними, содействующий ослаблению враждебности, повышению толерантности, готовности к сотрудничеству. Примером может служить взаимоотношение между евразийской и японской цивилизациями после Второй мировой войны;
  • сотрудничество цивилизаций в решении общих проблем на взаимовыгодной основе: при военных конфликтах (например, между евразийской, североамериканской цивилизациями и частью западноевропейских стран во время Второй мировой войны), в решении общих стратегических задач (например, нераспространения ядерного оружия), при экологических катастрофах и т. п. Полем такого сотрудничества служат ООН и другие международные организации;
  • партнерство — высшая форма сотрудничества цивилизаций на долгосрочной, устойчивой, взаимовыгодной основе при наличии широкой сферы общих интересов, что не исключает их расхождения в некоторых вопросах.[11]

2.2 Соотношения цивилизаций

Каждая цивилизация взаимодействует с внешними группами и их культурами, которые проникают в данную цивилизацию и существуют в ней (так было в Российской империи и СССР, где наряду с основной культурой существовали и взаимодействовали элементы иных цивилизаций – западноевропейской, мусульманской, буддийской; такая пестрота сохранилась (хотя и в меньшей степени) в современной России). Неопределенность и многозначность самого понятия "цивилизация" сохраняется, тем не менее стоит отметить, что это не эфемерная, придуманная теоретиками категория, а живая реальность, существующая и развивающаяся не одну тысячу лет – сложная, многомерная, многогранная, динамичная, неподдающаяся точным и однозначным определениям. Особенно очевидным это стало в конце XX в., когда цивилизационные особенности и противоречия в глобальном пространстве вышли на передний план.
Можно выделить некоторые общие черты и повороты судьбы локальных цивилизаций на крупных этапах истории общества, развития человечества как суперсистемы, включающей ряд взаимодействующих цивилизаций, проходящих схожие жизненные циклы. С этой точки зрения представляется обоснованным подход Арнолда Тойнби, который писал о периодической смене поколений цивилизаций, выделив три их поколения за весь исторический путь.
Динамика мировых и локальных цивилизаций взаимосвязана, хотя и неоднозначно. Одни локальные цивилизации переживают несколько мировых, жизненный цикл других не выходит за рамки одной мировой цивилизации. Некоторые локальные цивилизации существуют весь свой исторический срок, переживая несколько периодов подъемов и упадков (например, китайская, индийская). Число локальных цивилизаций то возрастает – некоторые из них переживают периоды бифуркаций – отпочкования цивилизации следующих поколений, то сокращается – одни цивилизации гибнут, другие не получают полного развития. Динамика цивилизаций полна многообразия, неравномерных ритмов, взлетов и упадков. Здесь невозможно (и в этом прав Питирим Сорокин)[12] выявить какую-либо строгую, количественно определенную закономерность, периодичность, ритмичность. В этом сложность для исследователей истории и вообще обществоведов: динамика общества, социокультурных групп и систем полна неожиданных поворотов, драматических переворотов, не укладывающихся в строгие правила "железных законов" и однонаправленной эволюции.
При глубоком исследовании просматриваются под этим поверхностным хаосом определенные закономерности и тенденции. К их числу относится динамичное взаимовлияние мировых и локальных цивилизаций, периодическая смена их поколений, связанная с переходом к новым историческим эпохам. При каждом таком переходе не только меняется число цивилизаций, но и характер и среда их функционирования, выдвигаются новые лидеры, а прежние уходят в тень или исчезают с исторической сцены – на время или навсегда.
Именно такой период исторического перелома, перехода к новому историческому суперциклу (третьей триаде родственных мировых цивилизаций) и четвертому поколению локальных цивилизаций переживает человечество на рубеже третьего тысячелетия нашей эры. Это увлекательный процесс – если рассматривать его издали. Труднее приходится тем, кто является его непосредственным свидетелем и участником, не имея достаточной исторической перспективы, чтобы понять суть и перспективы происходящих болезненных перемен.[12]

3 Циклично-генетические закономерности

Цикличность является всеобщей формой развития общественных систем. Нет ни одной системы в обществе — от семьи до глобальной цивилизации, которая не была бы подвержена закономерностям цикличной динамики, не проходила бы через фазы зарождения, освоения, распространения, зрелости, кризиса и перехода либо к новому витку спирали развития, либо в реликтовое состояние. Цикличность динамики измерима, но не имеет стройной математической определенности, подобно циклам движения небесных тел или смене дня и ночи. На траекторию движения социальной системы влияют различные виды циклов, случайные колебания. Поэтому закономерности цикличной динамики социальных систем действуют как тенденции, грозят неожиданными отклонениямии поворотами и гораздо труднее поддаются предвидению, чем циклы и кризисы в развитии естественных (природных) систем.[10]

3.1 Локальные цивилизации: циклы и кризисы

Каждая локальная цивилизация имеет свою судьбу, свою неповторимую траекторию цикличной динамики, периодически прерываемой разными по длительности и глубине кризисными фазами. В этой пестрой, причудливой картине, в бурлящем котле исторических судеб цивилизаций можно выделить несколько разновидностей циклов и кризисов.
Жизненный цикл локальной цивилизации включает период от зарождения до завершения жизненного пути. Этот цикл включает несколько фаз: зарождения; становления; распространения; подъема, расцвета; зрелости с нарастанием элементов старения; кризиса; пребывания в реликтовом состоянии, схода с исторической арены — либо перехода в новую спираль исторической динамики.
Сама продолжительность жизненного цикла различных локальных цивилизаций неодинакова. Из ныне живущих цивилизаций 4-го поколения первый эшелон составляют индийская и китайская. Это наиболее древние культуры — им от 4 до 5 тыс. лет.
За столь долгий срок они прошли ряд исторических эпох, периоды взлетов и падений; сейчас, после длительного периода застоя, они вновь находятся в фазе возрождения. Они входили в состав всех поколений локальных цивилизаций, каждый раз трансформируясь, модифицируясь после трудного и длительного переходного периода.
Второй эшелон — цивилизации с более короткой историей, сформировавшиеся в составе 3-го поколения и впитавшие в себя реликты цивилизаций предыдущих поколений. К ним нужно отнести прежде всего западноевропейскую цивилизацию, являющуюся наследницей грекоримской античной цивилизации 2-го поколения; восточноевропейскую цивилизацию, во многом связанную с западноевропейской (в перспективе, судя по наметившимся тенденциям, они могут слиться). Это также восточнославянская (евразийская) цивилизация, существующая уже около 13 столетий и переживающая сейчас период полураспада, но сохранившая свое ядро — российскую цивилизацию. Во второй эшелон входят и мусульманская цивилизация, которая впитала в себя, модифицировав наследство, реликты древнеегипетской и персидской культур и находится сейчас в стадии пассионарного подъема, а также африканская цивилизация, проходящая ныне фазу становления.
Третьим эшелоном по возрастному составу идут самые молодые, дочерние от западноевропейской цивилизации 4-го поколения: североамериканская, латиноамериканская, океаническая. Они возникли на базе уничтоженных древних культур Центральной и Южной Америки и во многом носят смешанный характер, вобрав в себя элементы разных цивилизаций. Эти три цивилизации, особенно североамериканская, находятся в фазе подъема.
Последняя уже в ХХ в. заняла лидирующие позиции в мире, а в нынешнем столетии претендует на абсолютное лидерство при однополярном мироустройстве. Океаническая цивилизация лишь начинает свой жизненный цикл.
Многие локальные цивилизации, уже сошедшие с исторической арены, имели различные по длительности жизненные циклы. Весьма долгим — более 3 тыс. лет — был путь древнеегипетской цивилизации, которая пережила за это время несколько периодов подъема и кризиса. Цивилизации Двуречья, эламская, персидская цивилизация, доколумбовы цивилизации Нового Света (инков, майя, ацтеков) также существовали достаточно долго. Яркой вспышкой оказалась судьба монгольской цивилизации, в течение
нескольких столетий охватившей большую часть Евразии и затем продолженной в истории Казанского, Астраханского и Крымского ханств.
Циклы и кризисы в динамике российской цивилизации исследовали Б. Н. Кузык, А. И. Агеев и другие ученые. Они выявили сверхдлинные 400-летние и долгосрочные 80-летние циклы; переход от одного цикла к другому сопровождается кризисами разной глубины.
Жизненный цикл каждой локальной цивилизации (как ныне живущей, так и ушедшей в историческое прошлое, как древней, так и молодой) неповторим. Но он обязательно состоит из периодов зарождения (формирования), подъема и кризиса. Иной раз цивилизация не проходит полного жизненного цикла, уничтожается или поглощается более сильным соперником на первых фазах своего цикла, в таком случае можно говорить о протоцивилизации.[11]

3.2 Мировые цивилизации: циклическая динамика

Каждая мировая цивилизация проходит через определенные фазы своего жизненного цикла:
  • зарождения в авангардных странах в недрах предыдущего цикла, предшествующей мировой культуры;
  • становления в рамках переходного периода, в противоборстве с отживающими элементами уходящей в историю цивилизации;
  • распространения по странам и континентам, развертывания заложенного в ней потенциала;
  • зрелости, преобладания в большей части мира;
  • трансформации локальных цивилизаций, находящихся на предыдущих этапах исторического прогресса;
  • исчерпания в основном энергии движения, состояния застоя, переходящего в кризисную фазу;
  • постепенного схода с исторической сцены, сужения ареала распространения;
  • пребывания в реликтовом, подчиненном состоянии в странах и локальных цивилизациях, отстающих по тем или иным причинам от авангардных цивилизаций и стран.
Следовательно, структура мировой цивилизации в каждый исторический момент имеет трехслойную, если не более сложную структуру: цивилизации и страны, представляющие преобладающую, будущую, уходящую, а порой и реликтовые мировые цивилизации.
При этом отсчет исторического времени идет по авангардным странам преобладающих цивилизаций.
Выделяются следующие мировые цивилизации, сменяющие друг друга:
  • неолитическую (VIII— IV тыс. до н. э.), не полностью сформировавшуюся по своей структуре; в конце периода локальные цивилизации только начали складываться;
  • раннеклассовую (конец IV — начало I тыс. до н. э.), когда структура цивилизации полностью оформилась и произошло наибольшее количество эпохальных инноваций, определивших лицо общества;
  • античную (начало I тыс. до н. э. — середина I тыс. н. э.), достигшую наибольших высот в духовной («осевое время») и в государственно-правовой сферах (Римская империя, римское право);
  • средневековую (VI—XV вв.), когда зародилось 3-е поколение локальных цивилизаций, а лидерство перешло к западноевропейской и восточным (китайской, индийской, мусульманской) цивилизациям. Господствующую роль в жизни общества играли религии, главенствовал идеациональный социокультурный строй;
  • раннеиндустриальную (XVI—XVIII вв.) — период доминирования западноевропейской, китайской, индийской и евразийской цивилизаций, становления и распространения 4-го поколения локальных цивилизаций, капитализма, чувственного социокультурного строя, первых буржуазных революций;
  • индустриальную (конец XVIII — конец ХХI в.), начавшуюся с промышленного переворота, Французской буржуазной революции и установления независимости США. В это время господствовала западная цивилизация, которой противостояла российская; сформировалась, а затем распалась система колониализма; был проведен социалистический эксперимент, охвативший значительную часть мира;
  • постиндустриальную (начало ХХI — предположительно конец XXII в.), отличительными признаками которой, вероятно, будут гуманистически ноосферный характер, глобализация экономических, социальнополитических и информационных процессов, тенденция к депопуляции, становление новой научной парадигмы и интегрального социокультурного строя.
Жизненный цикл каждой мировой цивилизации имеет свой пик, когда наиболее полно раскрываются ее характерные черты и реализуется заложенный в ее генотипе потенциал. Заканчивается же все длительным переходным периодом, выражающим общецивилизационный кризис, исчерпание потенциала преобладающей мировой цивилизации и постепенное ее свертывание под агрессивным нажимом ее преемницы, которая применительно к новому этапу исторического прогресса воспринимает и модифицирует накопленное предыдущими культурами наследство (генотип мировой цивилизации).
Следовательно, цивилизационные кризисы бывают двух типов. К первому относится кризисная фаза в развитии каждой локальной цивилизации, причем в различных цивилизациях они могут не совпадать во времени и по глубине. Ко второму — кризис преобладающей мировой цивилизации в последней фазе ее жизненного цикла, в конце перехода к следующему этапу исторического развития общества. Назовем первый тип локальным цивилизационным кризисом, а второй — мировым цивилизационным кризисом.[10]

3.3 Глобальные цивилизации: исторические суперциклы

Высшей формой исследуемых нами цикличных процессов в динамике общества являются цикличные колебания в развитии глобальной цивилизации как единой системы, подверженной общим закономерностям эволюции систем.
В жизненном цикле человечества как вида Homo sapiens, насчитывающем 40 тыс. лет, можно выделить несколько фаз:
  • зарождения (примерно 30 тысячелетий), когда человек еще не оторвался от пуповины породившей его природы, жил засчет охоты, рыболовства, собирательства, подобно другим представителям живой природы; это предыстория человеческого общества;
  • становления производящего общества, когда сформировалась полная структура общества — «пирамида» цивилизации. Речь идет о первом историческом суперцикле, который охватывает триаду древних цивилизаций (неолитической, раннеклассовой, античной). Завершается этот период «осевым временем», в течение которого сформировалась структура цивилизации;
  • диффузии, распространения вширь и вглубь в период второго исторического суперцикла (триады средневековой, раннеиндустриальной и индустриальной мировых цивилизаций), охватившего практически всю ойкумену и трансформировавшего все стороны жизни общества.
Можно ожидать, что с XXI века человечество (общество) вступит в фазу зрелости своего жизненного цикла, в третий исторический суперцикл, который распространится на три следующие друг за другом мировые цивилизации и продлится 500–600 лет (с учетом сжатия исторического времени). Конечно, это только предположение, гипотеза с высокой степенью неопределенности, поскольку может возникнуть немало непредсказуемых факторов, которые повлияют на траекторию исторической динамики и судьбу человечества.
Смена исторических суперциклов сопровождается цивилизационными кризисами необычайной длительности и глубины.
Когда генотип общества радикально трансформируется, меняется и его судьба. Назовем такие цивилизационные кризисы суперисторическими. Каждый из них реализуется в глубочайших кризисах локальных и мировых цивилизаций, сопровождающихся полной перестройкой глобальной цивилизации.
Возникновению первого исторического суперцикла предшествовал глубочайший и длительный кризис конца мезолита — начала неолита, о чем речь шла выше. Смена первого исторического суперцикла вторым заняла значительную часть I тыс. н. э. (3—4 столетия) и сопровождалась уменьшением численности населения мира, сменой лидерства среди локальных цивилизаций, глубокой трансформацией всей структуры общества. Не меньшие перемены сулит человечеству развертывающийся с конца ХХ в. глобальный кризис, связанный с переходом с третьему историческому суперциклу и интегральному социокультурному строю.
Этот кризис, период трансформации займет, вероятно, большую часть пространства XXI в. и будет сопровождаться переменами, многие из которых человечество пока не в силах предугадать.
Одно можно сказать с уверенностью: общество XXII—XXIII вв. будет гораздо больше отличаться от индустриального общества XIX—XX вв., чем последнее от раннеиндустриального общества XV—XVIII вв.
Чем и когда завершится жизненный цикл человечества как единой мегасистемы? Согласно приведенной выше логике, четвертый исторический суперцикл во второй половине III тыс. (если позволительно столь смело заглянуть в весьма отдаленное будущее) станет фазой заката, кризиса рода человеческого как глобальной социальной системы. Закончится эта фаза вырождением и гибелью человечества или станет исходной базой, импульсом для нового витка его истории — на этот вопрос пока невозможно дать определенный ответ. Оставим его следующим поколениям. Наши возможности и наш долг — указать им на возможные исторические альтернативы. А уж выбор они сделают сами.
Помимо суперисторических существуют также мировые и локальные цивилизационные кризисы. Особенность современной эпохи — с конца ХХ в. — состоит в том, что на нее приходятся, взаимодействуя друг с другом, все три вида цивилизационных кризисов, обусловленных переходом к третьему историческому суперциклу, к постиндустриальной мировой цивилизации и к пятому поколению локальных цивилизаций. Это вызывает резонансный эффект, особую длительность, глубину и болезненность происходящих в обществе трансформаций, требует от ученых осмысления сущности, предвидения предстоящих перемен и их последствий, осознанного, целенаправленного выбора. Необходимо объединить усилия всех цивилизаций и социальных сил, чтобы пройти критический отрезок исторического пути с меньшим риском, минимальными потерями и страданиями.[11]

3.4 Генотип цивилизаций

Любая система в живой природе и обществе существует и эффективно функционирует до тех пор, пока сохраняется ее наследственное ядро, генотип, выражающий ее сущность, характерные черты, пропорциональность и взаимодействие образующих генотип элементов. Высшим достижением научного познания общества является раскрытие генотипа, наследственного ядра социальных систем начиная с человека (генотип которого носит биосоциальный характер) и семьи и заканчивая глобальной цивилизацией, человечеством в целом во всем разнообразии входящих в него элементов.
В структуре цивилизационного генотипа (если вести речь о локальных цивилизациях) можно выделить восемь основных элементов (своеобразных социальных хромосом).
1. Природно-экологическая среда, в которой формируется и функционирует цивилизация. Эта среда включает:
  • климатические условия на территории, где возникает и развивается цивилизация, — жаркий, холодный или умеренный климат, уровень и сезонные колебания температуры, обильность или недостаток осадков и т. п. Не случайно возникновение первого поколения локальных цивилизаций в IV—III тыс. до н. э. произошло в областях с теплым климатом, наиболее благоприятных для жизни. А. Л. Чижевский отмечал: «Если мы проследим условия возникновения и развития цивилизаций, то ясно увидим, что величайшие центры умственной жизни человечества первоначально локализуются в местах с оптимумом температуры. Это распространяется на культуры китайскую, вавилонскую, египетскую, индийскую, античную, арабскую» [229. — С. 21]. Лишь через тысячелетия ареал цивилизаций распространился к северу и югу, охватив почти всю сушу;
  • обилие, достаточный уровень или недостаток природных ресурсов, необходимых для обеспечения жизнедеятельности общества. Цивилизации возникали прежде всего там, где имелись значительные запасы природных ресурсов, необходимых для достижения высокого уровня производительности труда. Г. Бокль называл в своих трудах две группы факторов, определяющих условия развития цивилизаций: физические, находящие выражение в климате, пище, почве и «общем виде природы», и умственные — говоря современным языком, уровень познания законов природы и их технологического применения. Первые цивилизации возникли в долинах больших рек, где земли были плодородны, а избыток воды позволял создавать мощные системы ирригации;
  • уровень экологической безопасности, подверженность территорий стихийным бедствиям — наводнениям, землетрясениям, тайфунам, извержениям вулканов, засухам и т. п.;
  • степень воздействия человека на природную среду, способность последней к самовоспроизводству и преодолению отрицательных последствий этого воздействия.
Природно-экологический фактор во многом определяет характерные черты цивилизации, но он не является ведущим мотивом в формировании ее генотипа.[10]

3.5 Демографическая часть генотипа

Во многом связана с природно-экологической, находится на стыке природы и общества, носит в силу этого двойственный характер, но имеет самостоятельное значение. Основные ее элементы:
  • численность населения и темпы его динамики, его критический минимум, без которого невозможно формирование крупномасштабного, сложного общества; необходимый уровень плотности населения, его концентрации в городах и т. п. Низкая плотность и невысокие темпы роста населения на тысячелетия задержали начало формирования цивилизаций в северо-восточной части Евразии;
  • расовый состав общества (преобладание той или иной расы во многом зависит от природных факторов);
  • условия воспроизводства населения, его половозрастной состав, характер и состав семей;
  • национальный и этнический состав общества, языковая общность, наличие лидирующей (преобладающей) нации (этноса), уровень национальных и этнических связей;
  • миграционные характеристики населения — его сравнительная однородность и устойчивость (например, нынешние японская, китайская или индийская цивилизации) либо, напротив, формирование за счет притока иммигрантов. Население подобных цивилизаций либо «переплавляется», как в тигле, в единый народ (пример — североамериканская цивилизация), либо сохраняет анклавы разных культур (как это происходит в ряде стран западно-европейской и евразийской цивилизаций).
Влияние демографической составляющей генотипа возрастало со временем, по мере роста численности и плотности населения и его дифференциации по цивилизациям.

3.6 Технология как часть генотипа

Предполагает определенный технологический уровень (меняющийся от эпохи к эпохе, с переходом к очередному технологическому способу производства и технологическому укладу в его рамках) развития производительных сил цивилизаций и всех их элементов: наборов средств производства и технологий их функционирования, энергетических и сырьевых источников, форм организации производства, уровня квалификации работников. Технологический уровень цивилизации определяет конкурентоспособность продукции, уровень производительности труда, качество жизни населения, место цивилизации в мировом технологическом пространстве — будет ли она находиться в авангарде или отставать. Это не означает технологической однородности всех отраслей и регионов цивилизации. Напротив, налицо технологический разрыв между отраслями и регионами, технологическая многоукладность экономики. Но этот разрыв имеет свои пределы, лидирующие отрасли и регионы играют роль локомотива, тянущего за собой отстающих. Можно определить средний технологический уровень каждой цивилизации, его динамику по эпохам, ранжировать цивилизации по этому показателю.
В переходные эпохи нередко происходит смена технологических лидеров. В начале XXI в. технологическими лидерами являются североамериканская, западноевропейская, японская и океаническая (ее часть — Австралия) цивилизации, отстающими — африканская, мусульманская (кроме нефтеэкспортирующих стран Ближнего Востока); остальные занимают промежуточное положение.

3.7 Экономическая составляющая генотипа

Включает несколько элементов, меняющихся от эпохи к эпохе вместе с экономическими способами производства:
  • уровень экономического развития, что находит выражение в производстве ВВП на душу населения;
  • преобладающая форма собственности на природные ресурсы, другие средства производства (государственная, частная в той или иной форме, общинная или общественная и т. п.); формы ее реализации;
  • преобладающие формы обмена, уровень товарности производства и развитость рыночных механизмов, товарно-денежных отношений, соотношение рыночных и нерыночных секторов экономики;
  • характер и формы распределения произведенного продукта, уровень экономической стратификации социальных слоев (экономической поляризации);
  • роль государства в функционировании и развитии экономики, в присвоении средств производства, ренты и других составляющих чистого дохода, в регулировании внутренней экономики, межгосударственных и межцивилизационных связей, в выработке и реализации долгосрочной стратегии и степени планомерности в развитии экономики.
К богатым, развитым в экономическом отношении относятся североамериканская, японская, западноевропейская, океаническая (в части Австралии и Новой Зеландии) цивилизации.
К бедным, с низким уровнем среднедушевого дохода, — африканская (южнее Сахары, кроме Южной Африки), индийская, буддийская (кроме Южной Кореи, Сингапура и Таиланда), мусульманская (за исключением Саудовской Аравии и других нефтеэкспортирующих стран). Остальные цивилизации можно отнести к среднему уровню развития.
В каждой цивилизации наблюдаются экономическая неоднородность, взаимодействие разных форм собственности и экономических укладов, разное соотношение рыночного и нерыночного секторов, разрыв между богатыми и бедными слоями населения.
Все эти соотношения меняются от эпохи к эпохе, при смене мировых цивилизаций и кондратьевских циклов.

3.8. Государственно-политическая часть генотипа

Она включает следующие основные элементы:
  • государственное устройство, форма политической власти (монархия, парламентская или президентская республика, тирания, тоталитарный строй и т. п.);
  • уровень демократии, участия граждан в решении основных вопросов, формы самоуправления и т. п.;
  • правовое устройство, регулирование законодательством различных сторон жизни общества, степень независимости судебной системы;
  • политическое устройство, количество партий, представляющих интересы разных социальных слоев, и острота борьбы между ними;
  • наличие гражданского общества, его институтов, уровень его контроля над государственным аппаратом.
Государственно-политическая составляющая — наиболее сложный и быстро меняющийся элемент цивилизационного генотипа.

4 Структура и динамика цивилизаций

4.1 Структура

Цивилизация — сложный, многослойный социальный организм высшего порядка. Его структуру можно представить в виде «пирамиды» цивилизаций, состоящей из нескольких «этажей» и множества «квартир» (рис. 1).
 Рисунок 1. Пирамида цивилизации
Вершину этой пирамиды занимает духовная сфера, формирующая и передающая от поколения к поколению систему цивилизационных ценностей — главное, что отличает одну цивилизацию от другой.[10]
В духовную сферу (или сферу духовного воспроизводства) включаются следующие элементы:
  • наука — уровень познания закономерностей природы и общества и умения их использовать для развития технологического, экономического и экологического способов производства, в социально-политическом устройстве общества;
  • культура — эстетическое восприятие природы и общества, их гармония в динамике, чувство прекрасного;
  • образование — способы передачи накопленных знаний и опыта, научного и культурного наследия, позволяющие подрастающему поколению воспринять социальный генотип, адаптироваться к окружающему миру и переменам в нем;
  • этика — система правил поведения человека в обществе, нравственных оценок поступков, соблюдения норм общежития;
  • религия — миропредставление человека и общества, системы целей и мотиваций деятельности людей, исходя из их этических норм и взаимоотношений с другими конфессиями.
Все эти элементы тесно связаны, переплетены, различаются от цивилизации к цивилизации, меняются от эпохи к эпохе. Ниже «этажом» находится социально-политический строй, характеризующий формы и способы объединения и дифференциации людей по большим социальным группам (социальная стратификация), этнической и национальной принадлежности, формам политической деятельности, государственно-правовому устройству. Этот строй регулярно изменяется в результате войн и революций.
Третьим сверху «этажом» расположен экономический способ производства. Его основные институты таковы:
  • формы собственности, присвоения средств производства и произведенных продуктов;
  • способы распределения произведенного продукта (включая прибавочный) между различными социальными группами;
  • формы обмена, развитие рынка со всеми его категориями (деньги, цена, кредит и т. п.);
  • динамика структуры экономики по функциональному назначению производимой продукции (воспроизведенная структура) и по другим критериям;
  • формы и методы управления экономической деятельностью. Состав и характер этого «этажа» во многом определяются следующим за ним технологическим способом производства.
Последний включает следующие элементы:
  • средства труда, система орудий труда (машин), зданий, сооружений, транспортных путей и т. п.;
  • источники энергии — как в производственной деятельности, так и в быту;
  • предметы труда — природные и прошедшие переработку;
  • технологии, способы соединения рабочей силы со средствами и предметами труда с помощью энергетических источников;
  • общественное, отраслевое и профессиональное разделение труда в процессе производственной деятельности;
  • формы организации производства, его специализации, концентрации, кооперации, диверсификации.
От взаимодействия всех этих элементов зависит уровень эффективности производства, степень удовлетворения потребностей людей.
Фундаментом «пирамиды» цивилизации является народонаселение — его численность, темпы динамики (рождаемость, смертность, естественный прирост), состав семей, половозрастная структура, миграция, объем потребностей и степень их удовлетворения (уровень и качество жизни). На нижнем «этаже» проявляются конечные результаты функционирования и динамики цивилизаций.[10]
Однако под этим «этажом» находится еще один, определяющий внешние условия функционирования цивилизаций, — природа и экология: масштабы территории цивилизации, климатические условия, плотность населения (демографическая нагрузка на природную среду), обеспеченность разнообразными видами природных ресурсов, уровень загрязнения окружающей среды и вмешательства в биосферные процессы. Именно здесь расположена зона взаимодействия природы и цивилизации, зона их коэволюции.
Каждый из «этажей» цивилизации выполняет свои функции и имеет свою структуру. Но они постоянно взаимодействуют и согласованно, сбалансированно трансформируются, выражая тем самым сущность закона пропорциональности в структуре и динамике цивилизации, строгой гармонии в их развитии. Нарушения данного закона, особенно в переходные эпохи, снижают эффективность цивилизационной системы.[10]

4.2 Механика: соотношение технологий

Физические технологии оперируют с физическим пространством, физическим (внешним) временем, материей и объективными, то не зависящими от наблюдателя, смыслами и в совокупности с вещественными результатами производства образуют материальное пространство цивилизации — техносферу.
Гуманитарные технологии, в свою очередь, работают с информационными сущностями, внутренним временем, цивилизационной трансценденцией и личными (субъективными) смыслами и в совокупности образуют информационное пространство цивилизации — «инфосферу», которая включает в себя культуру, религию/идеологию и науку.
Обе стороны цивилизации — информационная и материальная — объединяются фигурой носителя разума, а данном случае — человека, представляющего собой одновременно и объект, и субъект обоих цивилизационных пространств. Специфика же объединения техносферы, инфосферы и человека создает атрибутивные признаки каждой фазы цивилизации.
Заметим, что, имея общую техносферу (отличия, например, в степени «индустриализации» разных стран в данном случае не принципиальны), разные формы цивилизации внутри каждой «исторической фазы» могут отличаться инфосферой и/или способом построения соответствия между техносферой и инфосферой. Это задает стратификацию цивилизаций по типам культур, которые могут быть как альтернативными, так и связанными между собой векторами развития [13].
Цивилизационная функция физических технологий — согласование (взаимная адаптация) человека и Вселенной. Цивилизационная функция гуманитарных технологий — согласование (взаимная адаптация) техносферы и человека. То есть, физические технологии создают техносферу (искусственный материальный мир, имеющий функции жизнеобеспечения), в то время как гуманитарные технологии с одной стороны гуманизируют техносферу, приспосабливая ее именно к человеку, а с другой — технологизируют самого человека, делая его совместимым с инновационным процессом [14].
Тогда пространство генеральных тенденций (трендов) текущей фазы цивилизации определяется совокупностью физических технологий, а вероятность реализации этих тенденций как тех или иных версий будущего определяется гуманитарными технологиями.
Иными словами, физические технологии заключают в себе объективные возможности истории и, формируя пространство тенденций, отвечают за то, что происходит, в то время как гуманитарные технологии, заключая в себе субъективный фактор, образуют пространство решений и, управляя реализацией конкретных трендов, отвечают за то, как это происходит. Так, например, деструкция современного индустриального общества есть объективное следствие развития физических технологий, а формы деструкции и способы перехода к информационной (постиндустриальной) эпохе определяются действием субъективизированных гуманитарных технологий.

4.3 Динамика: технологические пределы

В норме пространства физических и гуманитарных технологий имеют одинаковую мощность: возможности формировать историообразующие тенденции и управлять реализацией этих тенденций взаимно уравновешиваются, и цивилизация развивается сбалансировано.
В действительности же из-за неравномерности развития культуры и техносферы мощности этих пространств могут не совпадать.
В случае хронического дисбаланса между «физической» и «гуманитарной» составляющими цивилизации данное противоречие разрешается эволюционным путем — например, за счет развития новой управляющей или производственной технологии. Субъективно это воспринимается как преобразование общества. Острый дисбаланс составляющих с неизбежностью приводит к системным кризисам, субъективно воспринимающимся, как глобальные катастрофы. В этом случае напряженность противоречия превосходит устойчивость текущей фазы цивилизации и на практике означает обреченность ее жизнеорганизующей структуры.
Данная проблема может быть интерпретирована, как приближение цивилизации по крайней мере к одному из двух структурных пределов: пределу сложности или пределу бедности.
Предел сложности возникает при дефиците или неразвитости принципиально необходимой «гуманитарной» (управляющей) технологии и представляет собой ту степень структурной переизбыточности цивилизации, при которой связность ее резко падает, а совокупность «физических» технологий теряет системные свойства. В этом случае культура уже не успевает адаптировать к человеку вновь возникающие инновации, и техническая периферия цивилизации начинает развиваться, как правило, хаотическим образом. Это приводит к рассогласованию человека и техносферы, человека и государства, человека и общества результатом чего является возрастание динамики катастроф.
Предел бедности, в свою очередь, возникает при отсутствии или недостаточной развитости принципиально необходимой в данной фазе цивилизации «физической» технологии и представляет собой то крайнее состояние, при котором системную связность теряют уже «гуманитарные» технологии. Это также приводит к внутреннему рассогласованию цивилизации и, как следствие, опять-таки — к возрастанию динамики катастроф.
Динамическим выражением предела сложности являются кризисы мировой системы хозяйствования, возникающие именно при структурной переизбыточности индустриального способа производства. Динамическим выражением предела бедности является, например, европейская чума XIV столетия: дефицит санитарно-гигиенических технологий при начавшейся концентрации городов и быстром развитии транспортных связей между ними породил не только колоссальную эпидемию, унесшую около трети населения тогдашней Европы, но и привел к смещению общественных приоритетов в область опытного знания и светских форм организации жизни.
Оба предела, как можно заметить, представляют собой диалектическое единство. Предел сложности подразумевает абсолютную недостаточность «знаний» при относительной избыточности «технологических действий», а предел бедности, напротив, — абсолютную недостаточности «действий» при относительной избыточности накопленных цивилизацией «знаний».
То есть, оба предела образуют поверхности в пространстве решений, которые цивилизация не может преодолеть без разрушения своей жизнеобеспечивающей структуры. Если вектор развития пересекает одну из этих предельных поверхностей, глобальный структурный кризис является неизбежным.
С этой точки зрения динамика локальных катастроф — техногенных, социальных и личностных (считая, например, за катастрофу личности — самоубийство) — может, вероятно, показывать, насколько текущая фаза цивилизация приблизилась к одному из таких пределов [13]
Заметим также, что глобальная цивилизационная катастрофа принимает в обоих случаях форму потери управления.

Заключение

Типологическими признаками завершения определенной фазы развития цивилизации являются, во-первых, образование мощных цивилизационных трендов, не совместимых с базисными принципами данной исторической фазы, а во-вторых, приближение самой цивилизации, по крайней мере, к одной из технологических границ: пределу сложности или пределу бедности.
Все эти признаки наличествуют в текущей «индустриальной» фазе: хорошо выраженные цивилизационные тренды «революция в биологии» и «революция в информатике» не совместимы со «статичными» принципами данной фазы, подразумевающими неизменность как человека, так и комплементарной ему конфигурации техносферы, а нарастание динамики катастроф (транспортных, промышленных, финансовых, экологических [15]) отражает близость цивилизационных пределов.
Это в свою очередь свидетельствует о системном кризисе индустриальной эпохи (абсолютного прошлого) и о начале фазового перехода к иному историческому периоду (абсолютному будущему) [16].
Форма такого перехода будет определяться соотношением «физических» (производящих) и «гуманитарных» (управляющих) технологий.

Список литературы

    1. Семёнов Ю.И. «Философия истории. (Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней) ». — М.: Современные тетради, 2003. — 114—152 с.— 2500 экз. — ISBN 5-88289-208-2
    2. Февр Л. «Цивилизация: эволюция слова и группы идей» // Бои за историю / Февр, Люсьен, Бобович, А.А., Гуревич, А.Я., АН СССР. — М.: Наука, 1991. — С. 239—281. — 629 с. — (Памятники исторической мысли). — 13 000 экз. — ISBN 5-02-009042-5
    3. Жан Старобинский «Слово «цивилизация» // Поэзия и знание. История литературы и культуры. В 2 томах / Старобинский, Жан, Васильева, Е.П., Дубин, Б.В., Зенкин, С.Н., Мильчина, В.А.. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — Т. 1. — С. 110—149. — 496 с. — (Язык. Семиотика. Культура). — ISBN 5-94457-002-4
    4. Бенвенист Э. «Цивилизация. К истории слова = Civilization. Contribution à l'histoire du mot» // Общая лингвистика. — М.: URSS, 2010.
    5. Фергюсон А. «Опыт истории гражданского общества» = An Essay on the History of Civil Society / Фергюсон, Адам, Мюрберг, И.И., Абрамов, М.А.. — М.: РОССПЭН, 2000. — 391 с. — (Университетская б-ка : Политология). — 1 000 экз. — ISBN 5-8243-0124-7
    6. Яковец Ю.В. «Ритм смены цивилизаций и исторические судьбы России». М., 1999. С.18
    7. Пархоменко И.Т., Радугин А.А. «Культурология в вопросах и ответах».- М.:Центр, 2001.
    8. Темейникова Л.И., «Россия в мировом сообществе цивилизаций», М., «Дрофа», 1998 г. 278 с.;
    9. Всемирная история в 24-х томах. Минск, «Современный литератор», 2000;
    10. Кузык Б. Н., Яковец Ю.В. «Теория и история цивилизаций». Том 1. М., Институт экономических стратегий 2006;
    11. Кузык Б.Н. и Яковец Ю.В. «Цивилизации: теория, история, диалог, будущее» (Т. 1, гл.4)
    12. Яковец Ю.В. «Глобализация и взаимодействие цивилизаций» –М.: ЗАО "Изд-во "Экономика"", 2003. –441 с.
    13. Тойнби А. «Постижение истории». М.: Прогресс, 1991.
    14. «История крестьянства в Европе». Т.1. М.; 1985.
    15. И.Макаров «Управление риском. Риск, устойчивое развитие, синергетика». М.; Наука, 2000.
    16. Капица С., Курдюмов С., Малинецкий Г. «Синергетика и прогнозы будущего». М.; 2001.

Комментариев нет:

Отправить комментарий