четверг, 26 ноября 2015 г.

Петька

На этой неделе вероломно был сбит самолет су-24 российских ВВС над небом наглой Турции, один пилот был расстрелян, второй был спасён блестящей спецоперацией, в ходе который был уничтожен российский вертолёт и убит морской пехотинец.
Дело было много лет назад зимой в Орехово-Зуево, а может быть и не там, а может и осенью, а не зимой. Вернулся из армии мой друг детства десантником-мужиком, косая сажень в плечах. Штангу в подвале жать всех звал и поллитру выпивать - удалой богатырь.
Как-то я прогуливался в районе часа ночи с его товарищем, вдруг он звонит и орёт: требует поддержку огнём и гусеницами. Ну мы экстренно выдвигаемся к указанному квадрату, ориентир - подъезд номер пятнадцать. Там картина маслом: "конец раунда в игре контр-страйк", т.е. крови, как будто свинью недорезали. Звоним, зовём скорую. Пока лекари торопясь, едут, собираем разведданные у знакомых и не очень товарищах, благо у этого подъезда их куча.
Стоял наш десантник с друзьями, пил пятый литр левинбрауна возле подъезда, рассказывал тактику ведения боевых действий в городских условиях. Вдруг видит, идёт шупленький малой, глаза в асфальт, подходячая весовая категория для наглядной демонстрации. Он ему замечание сделал, мол здороваться надо с уважаемыми, на что получил неподобающий ответ в духе: "не заметил, не узнал, звёзд на погонах не увидал, иду домой". Обиделся на это наш герой и решил воспитать наглеца, вызвав его на "честный" кулачный бой. Не успели секунданты из числа друганов десантника определить барьеры и ринги, не успел наш герой занять исходное боевое положение со своей под сто кг мускулатурой, как щуплый парень ничего не говоря, одним техничным ударом сломал ему нос. Парень этот оказался деддомовским Петькой, нашим общим знакомым, вот он, стоит у подъезда, курит с секундантами. Он только вернулся от туда, сидел за кражу. Вдвешную кровь остановили платком, тут и скорая приехала. Врач спрашивает, чего писать. Диктуем: "выйдя из подъезда, неудачно поскользнулся и упал, ударившись носом об асфальт".
Не бросил наш герой свои показательные выступления, бился ещё много раз, победно круша сразу двух-трёх хипстеров на выходе с деревенского клуба-дискотеки или дембеля-артиллериста у ларька. Били его ещё не раз, в том числе и бутылкой по голове. Голова в смятку конечно, нет у них никакой натренированности от такого приёма. Да и сейчас, гуляя с собакой часов в одиннадцать вечера в пятницу возле магазинчика можно его или аналогичного боевика повстречать почти в любом "Орехово-Зуеве" нашей необъятной страны. Поступать, как Петька или нет, каждый решает сам. Сегодня Турция немножко это Петька, а мы все немножко спецназовцы.

среда, 17 июня 2015 г.

Бизнес-план.

Они были "друзьями детства" - Вовка и Димка. Вместе ходили на рыбалку и вместе привязывали жестяную банку к хвосту котам. У Вовы отец был инженером, из тех, кто бросил научную карьеру в девяностые, потыкался по кооперативам и устроится учителем физики, поближе к дому, чтоб далеко не ездить. Отец Димы всю жизнь был столяром. Ребята часто, играли у него в сарайчике обрезками, стружкой и грязью, нормальные, в общем, были ребята.
В школе дела поначалу у них были обычные, оба дрались на переменах, вроде учились, но Вова учился лучше: получал четверки, а не тройки, ведь родители заставляли. Так ребята и подросли без происшествий. Дима сходил в армию и после устроился разнорабочим. А вот Вова в армию идти не захотел, да так сильно, что от страха поступил в ВУЗ, да на бюджетное место, да ещё и в столицу. Так можно было "откосить" и отец был рад.
Уехал он из своего села Незнамова, что под Старым Осколом Белгородской области в Москву. Тут всё и началось. Стал он учиться на одни пятерки и ездить на семинары по матану и другим наукам. Одногруппники над ним смеялись, называли ботаником, а он на втором курсе устроился лаборантом на кафедру. На третьем - пошёл за вторым образованием, на менеджера. На четвёртом курсе устроился в какой-то НИИ точных систем, младшим научным программистом. Узнал, сколько стоят недвижимости в Москве и приуныл. Пришлось жениться. Она пухлой была и не умела варить борщ, зато с однушкой, рядом с метро Домодедовская. Квартирный вопрос был закрыт.
Он работал за двоих или за троих. Утром перед работой, халтура, "фриланс", потом офис, вечером - свои проекты. Иногда даже забывал спать. С женой не спит, дома не спит, вообще не спит. Иногда и покушать забывал, но жена выручала, кормила. Ничего у него кроме двух красных дипломов не получалось, даже дети. Не радовала его жена с пятым размером груди, не радовала работа младшим научным программистом. Он курить бросил, то ли не радовало, то ли модно стало не курить. Он хотел быть успешным, но не получалось.
Однажды, жена уговорила его сходить в кино, и он понуро согласился, хотя надо было ещё запрограммировать это и это за сто или двести рублей, может и за тысячу.
Кино было мутным, про качков-торговцев наркотиками, Голливуд. Разморило Вову на середине сеанса, как вдруг главный герой строго говорит с экрана: "парни, всё просто: поставил цель, написал план, поднял зад!". Наш герой так проникся, даже вскочил, но сразу сел, плана-то не было, да мужик на заднем ряду ругаться начал.
Вечером он пораньше спать лег, а утром сказал супруге, что увольняется: будет делать свой проект, и даже бизнес план уже составил. Она обрадовалась,- муж был свеж и бодр с утра, но ближе к обеду всё стало на свои места,- муж скрючился возле компьютера. Так они и жили: она работала, он программировал. Так шли года.
Как-то в пятницу, Вова позвал жену к компьютеру. Она только вернулась с рабочей смены, с пластиковыми пакетами быта. Мужу не отказала, любила.
- Смотри, что я сделал!
- Ну, на одноклассники похоже.
- Да! Это новая социальная сеть для продавцов и покупателей!
- ???
- Вот ты хочешь продать что-нибудь?
- Ну, нет. И нечего продавать.
- Ладно, вот я хочу продать, продать, скажем, вот эту пачку носков. – сказал Владимир и вытащил из её пакета новую пачку носков. - Пишу я сюда размеры, цену и нажимаю кнопку “поместить объявление”. Всё, теперь остается ждать, скоро мне позвонят, уточнить, где можно забрать их.
- Ты дурак что ли? - неловкая пауза была похожа на задержку между молнией и грозой. - Я работаю за двоих, плачу за квартиру, убираю, стираю для тебя. По магазинам хожу. Фитнесом по утрам занимаюсь. А ты сидишь и программируешь продажу носков! Ты меня достал! Будем разводиться, детей у нас нет, нажитого имущества тоже нет! – вспылила супруга.
Вдруг раздался звонок. Владимир удивился: звонили по поводу носков.
Это был успех. Успех был не потому, что звонили купить носки, или запрограммированный сайт был хорош, или идея была гениальной. Успех был иным.
В другой стране мира, но в этом же часовом поясе, в элитном номере на 60-м этаже в туалете, играя в айфон, сидел бывший председатель коллективного хозяйства “Путь к коммунизму”, девелопер Арсений. Он думал о России и инвестициях. Сайт Владимира он нашел по поисковому запросу “быстро купить пачку мужских носков в Дубае”.
Вова вроде помирился с женой, но они развелись. Она стала курить, а он - бегать по утрам. Появилась фирма “Агито” с большим штатом сотрудников, инвестиции действовали, Арсений был доволен. А у Владимира появились атрибуты успеха: элитная квартира, элитная машина. Он женился на своей элитной сотруднице, которую долго перед этим резюмировал. Она не умела варить борщ, зато была с длинными ногами. Всё бы ничего, но Владимир загрустил.
Было круто, но чего-то не хватало. Проект уже давно перестал быть пилотным, или как говорят, "стартапом", даже рекламу по первому каналу пустили, между сериалами про грабёж. Людям больше и больше, нравилась возможность продавать барахло, но вот Владимиру это нравилось все меньше. Нет, ему нравился успех, проценты, дебеты в банках, но что-то его тянуло и щемило.
- Ты чего грустный? - как-то спросил Арсений. Пойдём, покурим.
Они вышли на террасу, хотя оба не курили. Терраса была нелепым куском трёхэтажного коттеджа, где-то в охраняемом посёлке и принадлежала Арсению.
- Я тебя понимаю, у самого такое бывает, это все из-за того, что перенапрягся и нет отдушины.
- Чего нет? - Владимир сочувственно спросил, так было принято, или он перенапрягся.
- Хобби нет. Пошли! - Арсений хлопнул по плечу своего партнёра и они спустились в подвал.
В подвале стояла машина марки БМВ, а на стенах висели витрины. В каждой из них была аккуратно собранная и окрашенная пластиковая модель танка. Арсений долго что-то бормотал о дополнительных деталях, покраске и железных гусеницах, Владимир думал о  проекте, учтиво кивая и поддакивая.
Проект для души! Он вспомнил сарайчик отца Димы, где они строгали дощечки.
- Я буду резать мышки из дерева! - прервал он лекцию Арсения о преимуществах над немецкой техникой танка Иосиф Сталин второй модификации.
- Зверей из дерева?
-  Нет, компьютерные.. - начал было мечтать в слух Вова.
- Замечательно! Вторую версию, из чёрного дерева с бриллиантами я заберу себе. - пошутил Арсений. И они разошлись, считать проценты, пилить танки с мышами.
Владимир через интернет с помощью поискового запроса "мышки из дерева" определил, что спрос есть, а предложения нет. "Хорошо, когда отдушина может приносить деньги",- с теплотой подумал Владимир. И почему-то нашёл объявление о поиске работы столяром.
- Хм, это же Белгородская область, моя родина! - зачем-то сказал Владимир своей жене.
Он арендовал на пятьдесят лет старый колхозный ангар рядом со Старым Осколом. Заказал хорошего оборудования: станки, инструменты, - всё из Китая. Нанял этого парня главным менеджером, сделал инвестиции, в общем. И всё через интернет! Парень очень старался, и каждый день отчитывался Владимиру по электронной почте. Когда мастерская была готова, Владимир вернулся в Россию и приехал на свою малую родину.
В ангаре была красота, все блестело, нанятые парнем низкорослые рабочие были одеты в жёлтые рубахи. Вова взял в руку фуганок.
- Постой, у меня тут друг детства живёт рядом! - сказал Владимир парню, а потом в спешке уехал с презентации бизнес-плана, даже не дожидаясь банкета.

Он приехал туда, где жил Димон. Сарайчик покосился, но был на месте. Странная картина: джентльмен в костюме стоит и рассказывает о компьютерных мышках из чёрного дерева пузатому мужику в шлепках, который слушает, ухмыляется и успевает при этом ножом править из баклуш ложки с ручками, похожими на головы грызунов.

вторник, 9 июня 2015 г.

Однажды на параде.

Шел 2245 год. Климат изменился, в Нигерии начал выпадать снег, в остальных местах выросли джунгли, на Новой Земле завелись слоны. Уже двести лет прошло с момента Величайшей победы и мало кто помнил с кем воевали. Мир на планете был един, но биполярен: Ньюросия и Вайтрусланд, разделенные Большим американским океаном, были одной самой большой страной. 
Григорий Григорьевич стоял на трибуне в шортах и майке, были видны его широчайшие волокна мышц, накаченные и сросшиеся со стальным прессом, а височной тентаклией он прикрывался от солнца. Главнокомандующий отключил зрительный аппарат и погрузился в думы, наземная часть парада ему была не интересна.
“Все живут мирно и дружно у нас. Стран осталось не много, сто штук, но скоро будут референдумы в Непале и Буркина-Фасо, они станут нашими субъектами. Мясо и другую неправильную пищу я заменил на жареных кузнечиков всего за сто лет и людям они понравились в итоге. Я допустил пастухов насекомых до соревнований и разрешил им призываться на службу, хотя с момента их восстания прошло всего пятьдесят лет. Пожалуй, я слишком милосерден. Прививать любовь к херлингу пришлось дольше, но я справился, ведь я чемпион в нём. Я увеличил продолжительность жизни с 25 до 30 лет,  чтобы обеспечить честность выборов. Боюсь и надеюсь, они выберут меня опять. Я устал, но уходить... Надо будет дать задание Карасёву, пусть подберёт для меня новое тело, – на этот раз, женское” – на этом позитивный запал президента кончался, мозжечок начал генерировать негативые мысли: “Нас снова исключили из Большой Солнечной Семёрки (БСС), но через несколько десятков лет они забудут о своём Непале! Обязательно их шестёрка станет семёркой, без нас она же кастрированная! Цена грунта марки Йорльф на фондах пойдет вверх!” - от этих мыслей нейронная сеть Григория Григорьевича возбудилась, и он включил сенсоры глаз.
По площади ехал новый броневик “Годзилла”, на базе унифицированной платформы “Громада”. Внезапно он остановился. На часах было 11:40. “Опять заглох” – подумал Григорий Григорьевич и немедленно встал, как будто приветствовать командира машины.
Смуглый лейтенант спрыгнул с грузовика и закинул щупальцей гранату в трибуну. Она не взорвалась. “Проклятый Китай”,- пробормотал боец и передернул затвор. Из новенького автомата АК-100 полетели пули, а из бронетранспортера полезли потные мятежники и тоже начали стрелять. “Это не наши!”,- подумал нетрезвый пресс-секретарь Карасёв и получил пулю в лоб. “Не может быть!” – сказал Григорий Григорьевич, когда пули пролетели через него насквозь, делая аккуратные влажные дырочки в его теле и механизмах. Стреляли долго, пять минут. Всех убили.
Следствию не удалось установить, были ли это боевики из Объединенного Государства Непала и Фасо (ОГНиФ) или это опять были американские морские котики, прилетевшие на машине времени из прошлого менять своё несуществующее будущее. Иностранный инопланетный специалист провёл операцию по пересадке. Когда голова Григория Григорьевича уже приросла к телу нападавшего лейтенанта, и он смог говорить, обвинили, как всегда, Большую Солнечную Шестёрку(БСШ).  Григория Григорьевича выбрали снова любимым лидером, несмотря на появившийся заметный контраст между оттенками кожи лица и тела. Продолжительность жизни на планете Земля вернули обратно к 25 годам, а Букино-Фасо присоединять не стали, остановились на Непале.

пятница, 5 июня 2015 г.

Стрелка перестройки.

События эти произошли в декабре далёкого 1984 года в селе Павловская Слобода, Истринского района Подмосковья. 
Шёл снег, путепроходчик Иван заканчивал смену и думал о выходных. Ему осталось осмотреть заклинивший стрелочный перевод,- устройство, с помощью которого, ненужный маршрут железной дороги "город Нахабино - село Павловская Слобода", превращался в стратегически важный путь на секретную и военную базу. Он уже подошёл к стрелке и достал инструмент из своей тележки, как вдруг, заметил лежащее рядом с ней тело. "Этого ещё не хватало",- шепотом сказал Иван, вдыхая перегар и разглядывая богатую черную шубу незнакомца.
Железный остряк стрелки,- советский надежный механизм,- сыграл злую шутку с чёртом, тот застрял. В рождественскую ночь ему ещё много надо было успеть, а тут такое дело. Вырваться не получилось, боли он не ощущал, поэтому прилёг, стал ждать и уснул.
- Товарищ?! - спросил Иван и дотронулся до тела.
Чёрт было вскочил, но застрявшая нога позволила лишь приподняться.
- Ваня! Помоги мне, я застрял!
Работник опешил, ведь так его называла только мама и бывшая жена Тамара.
- Иван Олегович! - брякнул работник железной дороги,- а Вас как зовут?! 
Ответа не последовало, да и не нужен он был, Ваня понял, что шуба не может распространятся на лицо, а у человека не может быть копыт. "Пить надо бросать" - пронеслась эта простая и жизненная мысль в голове.
- Олегович, сперва мне помоги, потом бросай! Я тут уже два часа, а у меня важные дела!
- Какие ещё дела? - зачем-то спросил Иван.
- Не твоё дело какие!
- Как так не моё?! А ты кто?
- Я чёрт, не видишь что ли?!
Подумалось о снежном человеке, йете, НЛО и вспомнились почему-то гнусные американцы, - Иван был человеком с полным среднем образованием.
- Ты тупой? - говорю же, - Чёрт, вот видишь, копыто застряло!
Живой чёрт! Надо же! Благодарность на работе, да что там, ленинская премия! Слава мировая, как у Гагарина! Потом вспомнился Бродский и психбольница. Ком подкатил к горлу:
- Что мне будет, если отпущу?!
- Что хочешь, я ведь чёрт! Хочешь, Горбачева подальше отправим, на Луну?
Горбачева-то за что?!
- Это ты потом узнаешь!
- Коммунизм хочу прямо сейчас у нас в стране и мире и чтоб не умирать! - протараторил не думая путепроходчик.
- Это не могу, извини. Добрые дела - это не ко мне.- отвернулся чёрт и стал смотреть вдаль, на железнодорожные пути.
Иван был где-то в глубине души добрым человеком, хотя, бывало бил свою бывшую жену по праздникам, но только строго из-за алкогольного опьянения, да и сама он нарывалась ведь. Но ни одна злая мысль не пришла к нему в голову сейчас. Закуковал сигнальный гудок тепловоза. Иван посмотрел на наручные часы, а чёрт на Ивана: сейчас должен был следовать состав с подбитой в Афганистане военной техникой на ремонт.
- Хочешь водки?! - чёрт протянул из ниоткуда поллитру Столичной.
- Я не пью! - соврал Иван.
- Твоё дело, но скоро пить точно не сможешь, запретит тебе Горбачев употреблять! Будешь жалеть, что отказался!
- Не буду! Да что ты пристал со своим Горбачёвым? - Иван вскипел. Он замахнулся было пнуть чёрта ногой, но вышло нескладно, сказались годы, а может чёрт оказался изворотлив, схватил он Ивана за голень зубами, да так, что прокусил его ватные штаны. Иван Олегович потерял сознание, снегопад усилился.
Машинист тепловоза не увидел тело путепроходчика рядом со стрелкой. Его заметил организатор местных партийных структур Василий, ехавший на базу с важным докладом о вреде курения для рабочих. Подъехали - остановились - поначалу стало жутковато им обоим. Василий неуклюже спрыгнул с тепловоза и пошёл к месту ЧП, а машинист просто закурил. 
Тревога пропала: стрелка была исправна, а Иван - жив. Ваня! Василий узнал его, ведь это был его друг детства и собутыльник далекой юности. Бдительность оставила партработника и он не обращая внимания на хищный оскал товарища, пену из рта, стал трясти ему руку, то ли здороваясь, то ли пытаясь его поднять. Иван вцепился в него зубами. Потом они вдвоём искусали машиниста, приехали на базу и покусали всех её заслуженных работников. Так в стране началась перестройка, которая не закончилась до сих пор.